marss2: (belmondo)
После гибели Анны Карениной под колесами поезда ее дочь Анну на воспитание берет Каренин.
Вронский в глазах общества превращается в чудовище, и все, кто раньше злословил по поводу Карениной, теперь выбирают своей мишенью Вронского.
Он вынужден уехать из Москвы, но и высшее общество Петербурга его не принимает.
Следы Вронского теряются где-то в глубине России.

Каренин воспитывает детей Сергея и Анну одинаково строго.
Но подрастающей Анне кажется, что с ней он обходится особенно сурово.
Сережа иногда, обвиняя Анну в гибели матери, грозит ей, что папа оставит ее без наследства, что не видать ей приличного общества и что, как только она подрастет, ее вышвырнут на улицу.

Романа Льва Толстого в доме Карениных не держат, но Анна прочитала его довольно рано, и в ее сердце вспыхивает желание отомстить.
В 1887 году совпадают сразу несколько событий: умирает Каренин, Сергей Каренин осуществляет свою угрозу - выгоняет Анну из дому, и становится известно, что Вронский жив.
Read more... )
marss2: (belmondo)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] seminarist в Оказывается, Джона Сильвера,
по прозвищу Окорок, в оригинале называют Barbecue.

Словарь Джонсона еще не знает этого слова,
в первом издании словаря Вебстера (1828) барбекью определяется как "свинья, зажаренная целиком (в Вест-Индии)".
marss2: (belmondo)

Если герой книги подчеркнуто отказывается от "случайных связей" - очень внимательно читайте описание процессов ухаживания и сближения, когда, наконец, найдется "та самая, единственная".
Как правило, эти описания демонстрируют полный набор психических отклонений автора.
Иногда встречаются совершенно невероятные букеты.

PS. Если автор - мужик, разумеется. Писательницы и при сравнительно здоровой психике такое изобразить могут))

=============================
у Стругацких дон Румата - постоянно избегал случайных связей.. меня это еще удивило - такой контраст с образом смелого бойца -разведчика...и Штирлиц кстати тоже - единственую жену свою любил. в отличие от джеймса Бонда
он прямо пишет "тупые и развратные до отвращения"

если дон Румата благовоспаитанный интеллегент то да.. но он же смелый отчаянный разведчик.. для него ==тупые и чрезмерно ебливые ==- должно быть достоинство а не недостаток

тут имхо разрыв между автором и персонажем..
Дюма и мушкетеры были люди примерно одного нрава - жизнелюбы, задиры, бабники....
а тут Приличные Мальчики Со Скрипочкой попытались написать образ дАртаньяна..
и у них получился странный дАртьаньян брезгующий и Констанцией и миледи



https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10207095404495855&id=1603541670

marss2: (belmondo)

Высокие отношения!

В замечательной биографии Г.А. Шенгели, написанной Василий Молодяков, среди прочего есть потрясающий сюжет о борьбе вокруг перевода Шенгели байроновского "Дон Жуана".
Главным его супостатом был известный переводчик Хемингуэя И.А. Кашкин, так оценивший труд коллеги в статье, опубликованной в декабре 1952 г. в "Новом мире":

"Мнимо точный в формальных мелочах перевод Г. Шенгели неверен в главном.
Страстные выпады Байрона против тирании, лицемерия и ханжества, осмеяние идеалистической философии и т.д. в переводе смазаны, социальный смысл романа искажен...
Особенно видно искажение Георгием Шенгели смысла байроновской поэмы в том, как воспроизвел переводчик образ Суворова".

Шенгели в ответ написал в ЦК КПСС объёмный текст, где отметив, что Кашкин, переводя Хемингуэя, Джойса, Элиота и др., "пропагандировал сплошь декадентскую, стилистическую и антисоветскую политическую мразь", заявил:

"Нет, это он, Кашкин, запрещая переводить точно... помогает буржуазной Англии вырывать клыки и когти у льва-Байрона. А уж вольно или невольно он это делает - пусть решат соответственные органы".

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1396998463678171&id=100001040921427

marss2: (belmondo)
Очевидный факт, что не слишком «повезло» нашей классике с жанром детектива.
Нет у нас своих Конан Дойлей и Агат Кристи. Нет и своего Эдгара По, одарившего мир дедуктивным методом искания истины и обосновавшего «тотальный эффект» как обязательный атрибут жанра (иначе детектив начнет «провисать»).

А почему, спрашивается?
По всей видимости, не устраивал нас никогда тот статус тайны, который все и определяет в хорошем детективе.
А именно, что тайна есть лишь загадка для ума (интеллекта) и не более того..
Нам, как говорил Федор Михайлович, «реализм в высшем смысле» подавай, чтобы загадки были метафизической природы и разгадывались особым образом – на том же уровне - где «дьявол с Богом борется, а поле битвы сердца людей».

Но читали, любили и знали (как и уголовную хронику).
Тот же Достоевский, в романах которого погружение читателя в глубины метафизики начинается с прохождения внешнего, фабульного слоя, который очень даже сориентирован на упомянутый выше жанр.
Другое дело, что – если рассматривать романы с этой точки зрения (т.е. брать только фабулу), то «Братья Карамазовы» - это детектив, а «Преступление и наказание» - всё же антидетектив.

А если же вернуться к недавним совсем реалиям, то следует отметить, что мы опять же оч. быстро подустали от массовой детективизации и криминализации всей литературы в 90-ых-2000-ых и активно стали добавлять метафизики (больше – в суррогатном обличье) в статус тайны.
Отсюда и всяческие наши фэнтези.

Никак мы не можем утешиться пищей только для ума…


https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1233407170078577&id=100002279181321
marss2: (belmondo)

Знакомая девушка наткнулась на книги Юлипана Семенова. Прочитала. И не поняла чем так восхищались родители, дедушки и бабушки....

Ради чего сдавали макулатуру, добиваясь заветных талончиков?! Что в этом было такого интересного?!

====================
ну так в дух времени попадал он.. цайтгест.. Большинство хитов прошлого - это не гениальное, а актуальное.. как группа Ласковый май - попали в струю вот и все


https://www.facebook.com/david.aidelman/posts/10154916637333841?comment_id=10154916651063841&reply_comment_id=10154929534753841&notif_t=feed_comment_reply&notif_id=1484323995956468

marss2: (belmondo)

О Шерлоке, новом и старом. Я читаю лекции, по средам, рассказываю о времени и месте – то есть о том, как в 19 веке великая литература была вписана в исторический контекст. А она – была, Пушкин и Бальзак не с Луны упали, а жили в истории.
И вот я читаю негодование по поводу нового Шерлока и думаю о том, что мы все-таки слишком увлеклись тем, что нам показали Ливанов и Соломин.
То были оказавшиеся в Великобритании советские интеллигенты. Дмитрий Сергеевич Лихачев, уважаемый.
Такие люди, чтобы когда они в собес заходили, там бабушки по струнке бы вытягивались и честь отдавали.

Но вообще-то Конан-Дойль-то был немного о другом.
Не о советской интеллигенции и хороших людях.
Холмс – маргинал, наркоман и – давайте откровенно – псих. Это была ведь не только Британия поместий (привет, сэр Генри), но и Британия Оскара Уайльда, Британия, запоем читавшая Эдгара По (а он уж точно не был интеллигенцией).

Бабушки из собеса настоящего Холмса выгнали бы из собеса-то, потому что он – не нормальный. Он спокойно рассуждает о том, что занял бы при случае место профессора Мориарти, и, понимаете, занял бы. Для героя Ливанова в этом есть проблема, а для героя Конан-Дойля проблемы здесь нет. Джекил и Хайд, Дориан Грей, все, как водится, дело житейское.

И то, что мы видим на экранах сегодня, выглядит вызывающе, но полностью соответствует духу времени.
Перед нами – психопат, его мир, у которого «вывихнуты суставы» (угадайте, кто это написал и по какому поводу), чистый разум, наркотики и путешествие на границы (Ватсон не случайно вернулся из Афгана).
В общем, не Анискин. Шерлок Холмс – о том, что все не так, и только чудовищным усилием воли можно наладить хоть что-то, где-то сдвинуть на сантиметр реальность, чтобы она совпала с нашим представлением о ней

https://www.facebook.com/mbudaragin/posts/1282983845095714

marss2: (belmondo)

"Собачье сердце" - не антисоветский роман.
Он ... скорее антинародный

Народ любит его примерно как собака - поводок.
Им стегают иногда, но за дело же, верно? )))

Все что там критикуется - идёт не от сов власти. и "из самых глубин народного сердца". Вот песни они поют. Это что, им сов власть так велела?

А кто там народ? Шариков?
Та народа полно. Начиная от прислуги и кончая хором в доме под руководством тов. Швондера. А Шариков хорош тем. что вполне вписался.
Шариков -- и есть обычный простонародный человек, которого советская власть сделала из бесправного скота человеком в полном смысле слова, а основная мысль автора -- сколько быдлу не давай прав, оно быдлом и останется.

Одна только фраза чего стоит : "Отнять и поделить"... Вопрос. Что отнимали коммунисты, что с кем делили? Завод, например, Михельсона. Отняли - да! С кем поделили его? Земли отбирали - да! Кому их отдали?  Или момент - Большевики пели, а вот интеллигенция работала ... Это они, Преображенские, построили заводы, мосты, города... Они не пели..

Проф - типичная элита сов интеллигенции своего времени. Горький, в своей отрасли.
Проф – типичный приспособленец, да ещё и с крайне высокой самооценкой и представлением о своей полной незаменимости
булгаков писал хорошо, но в книге - скрытый страх, что сакральное ремесло, рождающееся из элитного знания, позволяющее жить в достатке, вдруг станет доступно массам. И тогда, в результате конкуренции, прощай все блага и привилегии... )

. Похоже, что Булгаков, имея в мозгу устаревшую микросхему и склонность к религиозному мистицизму,, не мог никак переварить тот факт, что простые люди, а не "помазанники" учатся управлять , и управляют -таки его жизнью. Этот роман отражает его когнитивный диссонанс.
в то время такие, как Булгаков, смеялись над тем, что рабочие и крестьяне организованной толпой стали ходить в театры, выставки и т.п. Да, вели они себя там подчас, как Шариковы, они для этого еще были слишком необразованны и невоспитанны, и именно это вызывало сарказм у таких, как Булгакову, считавших себя "белой костью" и считавших, что этих людей ничему не научить...
Булгакова мало кто умеет читать. Все обычно восторгаются, не понимая написанного. Белая гвардия тоже антибелый роман.


https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1250237871711607&id=100001762171409

marss2: (belmondo)
Последнее время слушаю много старых чтецких записей признанных мэтров.
И вот что интересно: с классикой XIX века еще куда ни шло, но большая часть записанного раннесоветского наследия кажется редкостной халтурой и фвльшаком, даже если сам автор не схалтурил и не сфальшивил.

Как же мерзко тот же Качалов читает "Разговор с товарищем Лениным".
Побасенки назидательные и балование голосом.
Понятно, что ему и Маяковский, и Ленин, и любые разговоры искренне пофиг - лишь бы деньги за запись заплатили и отвязались.

Пока лучшее, что я слышала, - это Клейнер с отрывком из есенинской "Страны негодяев". Но это уже 60-е.

Конечно, и школа исполнительская изменилась: раньше завывали и мелодекламировали, а с 60-х - разговаривают (причем не только у нас), но это так со смыслом диссонирует.

Я раньше думала, что это потому что каждое время говорит своим тоном - и тон тех же 20-30-х от нас так далек, что априори кажется фальшивым. То есть что проблема в речи как таковой - изменении ее рисунка. Но тут явно не только в этом дело.

Вот эта немыслимая фальшь, везде и в невероятном количестве, практическая полное отсутствие искренности и проч. - это главнейшее свойство исполнительской советской школы. Выход из неё случился только один - и то на пути откровенного стёба, когда он пошёл лавиной, и когда стёбные фильмы стали любимейшими фильмами советского народа: от "Белого солнца пустыни" до "Обыкновенного чуда" и "Иронии судьбы".

https://www.facebook.com/tatiana.v.vorontsova/posts/1347047178678775
marss2: (belmondo)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] m_krokodilov в Лауреатка Алексиевич

Лауреат Нобелевки по литературе - Светлана Алексиевич.

Можно долго писать, что она

- глубоко вторична (форма целиком попёрта из Адамовича, а содержимое - из перестроечной публицистики),
- бесплодна (всё творчество - четыре книги литобработаных интервью, ранние рассказы давно забыты),
- даёт глупейшие интервью. Да и в авторских комментариях умом не блещет
- пишет уродливым стилем, от которого хочется руки помыть
- дружит с дураками напоказ вроде Романчука

Но самое удивительное - другое.

"Всемирно известный писатель" и лауреат Нобелевской премии по литературе, живущий в Париже.... практически не переводилась и не переиздавалась на английском языке.

Серьёзно. Амазон не соврёт.

То есть у нас - простой еврочиновник от культуры. Какие в президиуме Союза Писателей дремали.

Конечно, Нобелевку давали и Черчиллю, и Солженицыну, и некоему Рудольфу Эйкену и даже Оэ (неужели кто-то смог дочитать его до конца?). А вот Лев Толстой и малозначительный журналист Герберт Уэльс пошли гулять лесом.

Но чиновникам от литературы её пока не давали.

Почин положен.

marss2: (belmondo)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] chukcheev в post
Только что вышедший роман Елены Чудиновой есть грустный, но поучительный пример того, что сколь бы ни был блестящий замысел, некачественная его реализация нивелирует все изначальные достоинства, оставляя гнетущее впечатление и душевный раздрай.
В 1992 году, когда Советская власть только закончилась, преимущество несостоявшейся Белой России над Россией Красной было настолько очевидным, что не требовало дополнительных аргументов: «Ах, какая у нас могла бы быть страна, если бы не…»
Однако, с течением времени и набирающей силу стыдливой ностальгией по СССР, прежний расклад утрачивал былую ясность и в ответах на вопрос «Советский Союз или Российская Империя?» начинали чувствоваться оппортунистические нотки: «Да, конечно, советская эпоха не сахар и даже ужас, но всё-таки…»
Вследствие чего необходимость встряхнуть теряющие ориентиры общество, забывшее тот восторг, с которым оно в 1991 году отрясало прах, возникала сама собой. Как встряхнуть? Теоретическая статья или книга – чересчур размеренное чтение, здесь должно быть что-то столь же яркое, столь и увлекательное: роман, действие которого происходит в альтернативной России, какой никогда не было, но могло бы быть, если бы в Гражданской войне победили белые.
Таким образом современный читатель получал бы, с одной стороны, шанс заглянуть в несостоявшееся прошлое, что всегда интересно, потому что погружение в историю – это не только установленные факты, но и развилки, варианты, упущенные возможности.
С другой стороны, у этого читателя естественным образом возник бы иммунитет на ползучую реабилитацию советизма, когда семьдесят лет под красным знаменем автоматически вычёркиваются из биографии родной страны как сплошная неудача и кровавый позор.
Но, взвалив на себя этот благородный и великий труд, Елена Чудинова не сумела выдержать нечеловеческого напряжения – умственного и морального – и подарила нам книгу, вызывающую только сожаление: это – провал, причём по всем фронтам.
Чудинова провалилась идеологически. Помимо общей невнятности «счастливого нового мира» без большевиков, когда созданная авторской фантазией Российская Империя образца 1984 года вызывает громадное количество вопросов (Вот только некоторые из них: «Польша воссоздана – в каких границах?», «Что с Финляндией?», «Что с патриаршеством – Предстоятель не упомянут ни разу?», «Какие отношения с Японией – чей Южный Сахалин?», «Как решили крестьянский вопрос, если сохранилось не только поместное землевладение, но и майораты?», «Что с национальными окраинами?», «Что с вооружёнными силами?», «Как была проведена урбанизация и построено индустриальное общество?»), Чудинова не справляется с главным.
Нарисованная ею Россия оказывается довольно заурядной страной, которая не способна, по своим достижениям, затмить Советский Союз так, что бы у читателя сам собой рождался вскрик: «И почему тогда Колчак не добил красных – как бы сейчас мы жили!»
Read more... )
marss2: (belmondo)

Вот только отрывок про отношения Веры Лурье с семьей Эренбургов и про жизнь Веры в 20-е годы в Берлине:

"Молодая, симпатичная, активная, она впитывала и набиралась опыта, литературного и жизненного.
И, конечно, любовного.
Мне кажется, что именно такая атмосфера неустроенности и неуверенности в новой жизни, позволяла легче отойти от гимназических канонов, чопорности в мир свободы поведения. - "Эх! Однова живем!".
Таким был дух вериных рассказов.
При воспоминании о прошлом у нее не было стеснения, "да, Андрей Белый был моим любовником и ... другой или другая тоже".

Она была дружна с семьей Ильи Эренбурга, и, если некоторое время не появлялась, он вызывал ее по телефону в гости.
Это бывало, когда хотел отдохнуть и отвлечься от работы.
Он любил ее таскать на руках, на спине, изображать балетную пару, выдумывать сюжеты.
А она любила его жену.
Вот такой кордебалет"

Так сложилась наша жизнь...
Автор: Хмельницкая Виктория
Год: 2011

страница 183

Стихотворение Веры Лурье, посвященное жене Эренбурга Любови Козинцевой, в которую она была влюблена.
Где-то Эренбург в мемуарах пишет, что не только в 20-е годы ему приходилось жить страстями внешнего мира. Но и разбираться со сложностями в личной жизни.

Read more... )

marss2: (belmondo)

«Вместо миньона или шакона моих детских лет барышни разучивали перед испуганными мамашами кекуок и матчиш: просвещенное человечество приближалось к фокстроту.
Студенты спорили, является ли Санин Арцыбашева идеалом современного человека: здесь было и ницшеанство для невзыскательных, и эротика, более близкая к конюшне, чем к Уайльду, и откровенность нового века.
Появился рассказ Анатолия Каменского, в котором подробно излагалось, как некий офицер успел соблазнить в один день четырех женщин.
В Художественном театре ставили «Жизнь человека» Леонида Андреева, наивную попытку обобщить жизнь, о которой толковал в углу сцены «Некто в сером». Польку из этой пьесы напевали или насвистывали московские интеллигенты.
В том же театре шли «Слепые» Метерлинка и от символического воя впечатлительные дамы заболевали неврастенией.
Никто из них не предвидел, что через десять лет появятся пшенная каша и анкеты: жизнь казалась чересчур спокойной, люди искали в искусстве несчастья как дефицитного сырья».

(© Илья Эренбург, «Люди, годы, жизнь», Книга 1)

удивительно что в Санине Арцибашева современники находили "эротику" и даже порно.. Да там все эротические сцены такого типа

"Мария Ивановна пришла домой только на рассвете.
- Где ты была" - спросила ее Катя.
Мария Ивановна зарыдала"

marss2: (belmondo)

Что бы делала классическая советская литература в XXI веке? Россия снова строит новый мир. И тут очень может пригодиться опыт советской литературы. Советская литература уже однажды довольно успешно почти построила новый мир. Это было в 20–30-х годах прошлого века. Социализм, конечно, снова не построишь. Тем более старообрядческий социализм Платонова – социализм чистой веры в советского Бога, сжатых зубов и рыганья после супа на картофельной кожуре. Но все же советскую литературу можно попросить еще раз построить что-нибудь новое.

Начнем с поэтов.

Пастернак чувствует себя довольно уверенно и пишет о светлом капиталистическом будущем: «Ты рядом, даль капитализма». Власть относится к нему с уважением и вернула дачу в Переделкине.

Мандельштам чувствует себя совсем неуверенно и пишет антилужковские стихи: «Мы живем, под собою не чуя Москвы». Пастернака считает конформистом, но все же талантливым поэтом.

Ахматова пишет нервные стихи о безответной любви лесбиянки к гомосексуалисту и спокойные стихи о Пушкине. Поддерживает отношения только с Мандельштамом. С Цветаевой не разговаривает, но здоровается.

Цветаева пишет нервные стихи о счастливой любви лесбиянки к гомосексуалисту и героически-возвышенные стихи о Пушкине. Хочет дружить с феминистками, но феминистки ее боятся. С Ахматовой не разговаривает и не здоровается.

Блок написал поэму о новом русском Христе, но сам в церковь давно не ходит и вообще заметно охладел к православию.

Гумилев ведет колонку в радикальной газете монархического толка и пишет стихи о супермаркетах и ночных клубах. Гордится знакомством с главарями преступных группировок. Недавно купил газовый пистолет. Хочет купить еще один газовый пистолет, чтобы подарить его Мандельштаму.

Маяковский пишет рекламу в стихах. Особенно хорошо у него получается о прокладках: «Ты люби ее, люби, прокладку ОБИ». И о батончиках «Марс» тоже получается хорошо: «Эй, Русь, меняй квас на «Марс». О компьютерах и жвачке получается хуже, но рекламодатели довольны. Пишет тексты для рок-групп. По привычке участвует в работе избирательного штаба коммунистов.

Read more... )
marss2: (belmondo)
Философ и культуролог Александр Павлов рассказывает о том, почему плохой вкус – это не всегда плохо (чему во многом посвящена его книга «Постыдное удовольствие»), когда закончилась популярная культура и в чем заключается главная особенность постмодерна.
— Что может предложить гуманитарной науке осмысление именно массовой культуры? Для вас важно именно то, что она массовая, или то, что это невысокий жанр?
— Во-первых, даже не массовая культура, а современная культура, которая нуждается в том, чтобы быть описанной. Во-вторых, гуманитарная наука должна показать, на что она способна. В этом смысле лучший вариант – это применить свой теоретико-методологический аппарат для изучения современности. Тогда гуманитарная наука покажет, что она действительно важна. Во-вторых, массовая культура может быть высокой и может быть низкой. Сегодня, например, когда сериалы превратились в качественный продукт, их стало не стыдно смотреть. То есть, если вы смотрите определенные сериалы, то есть потребляете массовую культуру, это не означает, что ваш вкус плохой. В 1990-е, когда качественный сериал был всего один, «Твин Пикс», а все остальное было чудесным латиноамериканским шоу, говорить на голубом глазу, что ты любишь «Дикий ангел», и что при этом у тебя хороший вкус, наверно, было невозможно. Другое дело, что 1990-е замечательны тем, что они были временем формирования вкуса. Однако ведь есть и сериалы, которые могут быть маркером плохого вкуса – «Дальнобойщики», «Улицы разбитых фонарей». Конечно, в том случае, если вы смотрите их нерефлексивно и без иронии. То есть массовая культура есть престижная и непрестижная. Так, человеку с хорошим вкусом престижно смотреть «Улицы разбитых фонарей», если он их смотрит без иронии?
— Видимо, нет. Сейчас вообще сильно размылись границы понятия престижности.

Александр Павлов почитает любой юмор — даже сортирный.
— Правда в том, что самое интересное, что может быть в массовой культуре, – это ее низы. Но прежде чем осознать это, потребителям, полагающим, что у них хороший вкус, следует научиться уважать ее. Если они, конечно, в этом вообще заинтересованы. В настоящий момент у потребителей – подчеркиваю, заинтересованных – есть несколько стратегий для того, чтобы наслаждаться низовой культурой. Первая: «исследовательский интерес». Вы можете прятаться за исследовательским интересом. Сами наслаждаетесь постыдным, но всем говорите: «Я это просто исследую, это всего лишь область моих научных интересов». Но так как эта стратегия доступна не всем, в основном используют другой подход – «иронию».

В вашем детстве в силу некоторых причин вы слушали, например, песни Михаила Круга, и они с тех пор вам запали в душу. Сегодня вы понимаете, что это как бы «низ», но в то же время признаетесь себе: «Я люблю Михаила Круга. Ну, по крайней мере… первый его альбом. Да, первый альбом ничего. Очень душевный». Однако вы отдаете себе отчет в том, что ваши друзья, которые росли в иной культурной среде обитания, скорее всего осудят вас за искреннюю любовь к Кругу. Что вы делаете? Вы начинаете иронизировать: ваша любовь к Кругу якобы несерьезная, вы просто хотите посмеяться над ним. В таком случае ваши друзья могут подключиться к этой установке, и тогда вы будете потреблять массовую культуру при помощи иронии. То есть вы отдаете себе отчет в том, что это плохо, вы также отдаете себе отчет в том, что это вам на самом деле нравится (зачем иначе это потреблять?), но вы относитесь к этому несерьезно. В таком случае у вас есть некая броня: вы сигнализируете, что у вас есть представления о границах культурных иерархий. Ведь у продуктов, которые вы потребляете, есть определенный культурный статус внутри общества, и вы даете понять, что осведомлены о нем за счет вашего ироничного отношения к продуктам с низким статусом.
Read more... )
marss2: (belmondo)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] arktal в Дочь Эренбурга (ч.I)
Шуламит Шалит, литератор, автор и ведущая популярной программы "Литературные страницы" израильской русскоязычной радиостанции "Рэка", в рамках которой она знакомит слушателей с творческими и личными судьбами многих деятелей еврейской культуры. Её рассказы и очерки, которые публикуются во многих интернетизданиях (в том числе на страницах моего блога под тэгом Шуламит Шалит) пользуются большой популярностью у читателей как в Израиле, так и в других странах. "Печальны и мудры её новеллы", - комментирует читатель из Джонстауна (США), и я подписываюсь под каждым его словом.

Недавно вышла в свет новая книга Шуламит Шавит "ПЕЧАТЬ ЛЮБВИ". Это сборник очерков, рассказов, эссе, написанных ею в разные годы. Большинство из них опубликованы в альманахе "Еврейская Старина", журналах "Заметки по еврейской истории", "7 искусств" и других изданиях. Книга поступила в продажу, и я с удовольствием публикую адрес, по которому её можно приобрести (гиперссылка) -
ПЕЧАТЬ ЛЮБВИ. ШУЛАМИТ ШАЛИТ

Ниже - новое эссе автора, опубликованное в интернетжурнале "Семь искусств"



Ирина Ильинична, так же, как и её отец, Илья Григорьевич Эренбург, была неотделима от России, разделяя с ней и радости и скорби. Оба они любили и Францию, Париж. Вдыхали парижскую атмосферу легко и непринужденно. «Там я чувствую себя женщиной», – говорила Ирина. Она так хороша на французских фотографиях – в шляпке, в элегантном костюме. Ей дышалось там легко. Собственно, это и была ее родина. Она ведь родилась во Франции.

Личность дочери Эренбурга заинтересовала меня, когда стало известно, что ей не только удалось спасти от КГБ, хранить и сохранить рукопись «Черной книги», но и переправить ее именно в «Яд ва-Шем», в Иерусалим, в Израиль. Спустя годы я познакомилась с приемной дочерью Ирины Ильиничны. Попробую рассказать об обеих женщинах.

В мемуарах Ильи Эренбурга «Люди, годы, жизнь» написано: «В конце 1909 года на одном из эмигрантских вечеров я познакомился с Катей, студенткой медицинского факультета первого курса. Влюбился я сразу, начались долгие месяцы психологических анализов, признаний, вспышек ревности».

Read more... )
marss2: (belmondo)

10 САМЫХ ЗАГАДОЧНЫХ СМЕРТЕЙ РУССКИХ ЛИТЕРАТОРОВ, УМУЧЕННЫХ МАСОНАМИ, РУСОФОБАМИ, ЕВРЕЯМИ, БОЛЬШЕВИКАМИ И ДРУГИМИ ЛИХИМИ ЛЮДЬМИ

Read more... )

Максим ГОРЬКИЙ - умер от простуды.
На самом деле был отравлен. Врачи-отравители не дремали и только и ждали момента, когда великий пролетарский писатель простудится, чтоб уж совсем его залечить.

Василий ШУКШИН - умер от инфаркта.
На самом деле был убит КГБ по заданию партийной номенклатуры, страшно боявшейся, что он все-таки снимет фильм по своему роману "Степан Разин" и в стране начнется антикоммунистический бунт.

Николай РУБЦОВ - погиб в результате бытового конфликта с гражданской женой.
На самом деле был убит масонами и русофобами, которые доверили страшную миссию его возлюбленной - физически сильной еврейке Грановской-Дербиной.

https://www.facebook.com/ig.panin/posts/1070640916380528?pnref=story

marss2: (belmondo)

Поскольку К. А. Собчак опять подняла Михаила Булгакова на знамя, позволю поделиться некоторыми мыслями не на сей счет, но шире - "Булгаков и современная ему власть". Я их по-разным поводам уже высказывал, сейчас попробовал соединить, поэтому букв немало.

Творчество его целиком двигалось энергией взаимодействия - сначала с Революцией, затем - больше, дольше и глубже - со Сталиным.

Это, собственно, аксиома, и на сей счет существует обширная литература, посвященная в том числе пьесе «Батум», истории ее запрета для сцены. Версий немало; тем более, что сам Иосиф Виссарионович мотивировал вето несколько туманно: «Все дети и все молодые люди одинаковы. Не надо ставить пьесу о молодом Сталине». Но ведь и впрямь в сталиниане, современной вождю, молодого Сталина практически нет – я имею в виду не только классические образцы, но и соцреалистический мейнстрим уровня «Слова о первом депутате» или «Клятвы».

Впрочем, то, что является аксиомой для меня, вовсе не является таковой как для широкой публики, так и для авторов обширной «булгаковианы».

Недавно воздвигнут памятник Иоанну Грозному в Орле, и предсказуемо бушует общественная дискуссия по этому поводу. Множество авторов, по-своему справедливо объявили прославление Грозного приметой и возрождением сталинизма. Однако никто не вспомнил, что именно Михаил Булгаков стал идеологом тенденции в 30-е. Что странно – со свидетельством в пользу данного тезиса практически каждый гражданин страны встречается, как минимум, ежегодно, пересматривая в рождественские каникулы по ТВ кинокомедию Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», снятую по пьесе Булгакова «Иван Васильевич».

Знаменитый советский комедиограф, этим фильмом 1973 года продолживший собственный период экранизаций юмористической классики, насытил фильм пестрым шестидесятническим скарбом, перенес действие из коммуналки в многоквартирный дом. Однако ключевые булгаковские идеи парадоксально не пострадали, но были, напротив, усилены. Скажем, не особенно латентный антисемитизм Михаила Афанасьевича - в образе пройдошистого Шпака.

Read more... )
marss2: (belmondo)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] langobard в Конъюнктурщики.
Ярослав Голованов, "Заметки вашего современника". Запись от 1991-го года (предположительно февраль).

"Думаю, что Алексиевич очень трезвая политическая конъюнктурщица, притом что человек заведомо талантливый.
Смотрите, что выстраивается: "У войны не женской лицо" - Чернобыль - Афганистан.
Всё на потребу дня. Всё время "взывает".
Всё время "на гребне".
Но уличить в этом невозможно.
Всегда найдется "гражданский зрелый" ответ: "Это - то, что меня волнует!!.."
Но как-то она всегда "вовремя волнуется".

Это написано за четверть века до того, как Светлана Алексиевич стала лауреатом Нобелевской премии по литературе.
Хохмы ради замечу, что написано на тот момент действующим мужем самой Евгении Марковны Альбац.
Кстати, судя по поисковикам, во время перепирачек по поводу премии Алексеевич никто не потряс этой цитатой из Голованова.
Скажу, впрочем, кое-что и защиту нобелевской лауреатицы.
Прикол в том, что она могла бы ответить Ярославу Кирилловичу ровно той же пощечиной.
Мол, конъюнктурщик абсолютный, хоть и талантливый.
Когда надо было - про советский космос писал, когда надо - про демократические США.

PS: Но "вовремя волнуется" - отличная формулировка.
- Как он, наш герой?
- Как обычно. Всегда "вовремя взволнованный".

Profile

marss2: (Default)
marss2

February 2017

S M T W T F S
    1 2 3 4
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 01:39 am
Powered by Dreamwidth Studios